Боевые действия в районе Логвиново 8-13 февраля 2015 года

Дебальцевская дуга

По информации офицеров штаба АТО, ответственность за «оголение» этого рубежа полностью лежит на руководителе сектора полковнике Таран, действия которого характеризуются как «часто не адекватные реальной ситуации». Действия руководителя сектора привели не только к оставлению Логвиново, но и потерям, которые были вызваны отсутствием информации об этом в штабе АТО.

После образования в июля 2014 года дебальцевского выступа полоса шириной до 5 км к западу от поймы до Горловки оставалась нейтральной зоной, где боевые действия не велись. Труднопроходимая местность — балки, поросшие кустарником, и поля с грунтовыми дорогамипрактически недавали возможности для действия техники, без которой штурм укрепленных позиций сил АТО боевки проводить не рисковали.

К началу февраля по западному рубежу дебальцевского выступа на участке между Углегорском и Светлодарском у сил АТО не осталось опорных пунктов. Единственной преградой, сдерживающей противника была заболоченная пойма реки Карапулька, протекающей от предместий Дебальцево до Светлодарского водохранилища параллельно трассе Дебальцево – Луганское.

По информации офицеров штаба АТО, ответственность за «оголение» этого рубежа полностью лежит на руководителе сектора полковнике Таран, действия которого характеризуются как «часто не адекватные реальной ситуации».

По состоянию на начало февраля единственным опорным пунктом, хоть как-то обеспечивающим прикрытие западного рубежа логвиновского коридора был расположенный в самом Логвиново наблюдательный пункт 54-го отдельного разведывательного батальона с одной боевой разведывательно-десантной машиной(БРДМ).

Второго февраля, после захвата Углегорска, противник, вероятно предполагая на этом рубеже наличие сил АТО, пытался «нащупать» удобные для танков проходы через реку, которые позволили бы ввести от Горловки в логвиновский коридор в обход укрепленных позиций значительные силы, и полностью заблокировать Дебальцевский плацдарм. В ответ на эти действия, как было описано ранее, были произведены минирования и частичные подрывы переправ на реке Карапулька, после чего руководитель сектора «С» полковник Таран, осознавая угрозу, принял решение о развертывании тактической группы 30-й бригады на участке трассы между Дебальцево и Логвиново. Наблюдательный пункт 54-го батальона в Логвиново был усилен противотанковым взводом.

Однако в ночь с 8 на 9 февраля тактической группе 30-й бригады было приказано немедленно оставить только что занятые позиции и возвратиться в Луганское, после чего логвиновский коридор остался практически незащищенным. Это распоряжение командующего сектором трактуется неоднозначно.

Вот как описывает произошедшее военнослужащий – свидетель событий:

«Вечером 8 февраля в штаб сектора «С» врывается очень возбужденный «командир подразделения артразведки 25 омпб» с позывным «Грин»(по другим источникам «Зеленый») и на повышенных тонах требует встречи с командующим сектором под тем предлогом что это вопрос «жизни и смерти для защитников Дебальцево». Пока дежурный ушел докладывать командующему, «Грин» на весь штаб, панически и возбужденно убеждал всех присутствующих в том, что в Новогригорьевку(расположенную в 5,5 км. к востоку от Логвиново, в зоне ответственности 40-го батальона «Кривбасс») зашли россияне, и что срочно необходима огневая поддержка и подкрепления, дабы их оттуда выбить. Командующий принял «Грина». О чем именно они разговаривали я не знаю, но именно после этого разговора Собко(командир тактической группы 30-й бригады) получил команду Тарана сняться со своих позиций и немедленно убыть в район Луганского. Вероятнее всего полковник Таран доверился докладу «Грина» и, испугавшись что противник захватив Новогригорьевку ударит в тыл Собко, решил сберечь батальон путем его отвода.»

В результате этого распоряжения на утро 9 февраля в Логвиново и его окрестностях остался лишь прежний гарнизон – четверо военнослужащих 54-го разведбатальона, усиленные противотанковым взводом.

Потеря Логвиново

Девятого февраля около шести утра наблюдателями в Логвиново была замечена разведгруппа противника, по их оценке общей численностью до взвода, которая пользуясь складками местности и помощью местного населения скрытно подошла к селу. Разведчики не стали оказывать сопротивления и спешно покинули Логвиново, доложив своему командиру о том, что село захвачено. В свою очередь командир 54-го орб доложил об оставлении села руководителю сектора.

ZeRo:

«Не поверив своему «счастью» о взятии Логвиново без боя, командир российской разведгруппы, офицер с позывным «Ольхон» доложил о своем «трофее» и немедленно запросил усиления для организации обороны села. В течении часа из Калиновки к нему прибыло несколько единиц бронетехники, в том числе и танки. После прочесывания села противник стал окапываться, понимая важность своей добычи и ожидая в любую секунду неминуемой попытки украинцев вернуть контроль над населенным пунктом.

Тем временем, видимо, полковник Таран, который не получил подтверждение данных «Грина» о захвате россиянами Новогригорьевки, получает очередной доклад, теперь от командира 54 орб о захвате Логвиново разведгруппой противника. Осознав, видимо, цену своей ошибки, полковник Таран, никому не доложив о критических изменениях обстановки в зоне ответственности, по всей видимости, решил срочно изменить ситуацию путем постановки задачи своему резерву – 1 батальону 30 омбр под командованием Собко на штурм и взятие Логвиново.»

Действия руководителя сектора привели не только к оставлению Логвиново, но и потерям, которые были вызваны отсутствием информации об этом в штабе АТО. По состоянию на утро 9 февраля трасса Луганское-Дебальцево была полностью перекрыта и заминирована противником, но так как в штаб АТО и Генштаб информация о потере Логвиново из штаба сектора «С» не поступала, по трассе продолжали двигаться конвои. В течение часа на подходе к селу были обстреляны ЗИЛ и «Урал 4320» ракетно-артиллерийского дивизиона 128-й бригады. Обстрелянные артиллерией и добитые из автоматов грузовики были уничтожены, погибли два водителя и сопровождавшие груз два командира батарей.

Серж Марко, «Хроника гибридной войны»

«Позже были убиты четыре офицера и водитель на джипе УАЗ–469, которые везли в Дебальцево почту Генштаба и радиооборудование. Далее жертвами становятся не менее восьми военнослужащих 30 ОМБр. На двух грузовиках они выехали в Артемовск за боеприпасами и попали в засаду. Четверых плененных военнослужащих впоследствии расстреляли члены НВФ. Также этим утром у Логвиново погибли шестеро медиков автомедицинской роты».

К концу дня российские подразделения, вероятно опасаясь демаскировки своего присутствия, покинули Логвиново и отошли к Углегорску. В селе осталась НВФ в составе которой были местные ополченцы и российские «добровольцы», т.н. донские казаки.

Первая попытка отбить Логвиново

Руководитель сектора «С» полковник Таран, вероятно осознавая оперативные последствия перекрытия линии коммуникации и желая исправить ситуацию «своими силами», приказал отведенной ранее с позиций тактической группе 30-й бригады возвратить контроль над Логвиново.

Десятого февраля в 08:30 штурмовая группа попыталась сходу войти в село, но встретив жесткое сопротивление и потеряв два танка отошла под прикрытием дымов, закрепившись к северо-востоку от Логвиново, откуда можно было держать позиции противника под огневым контролем.

Только после этого полковник Таран доложил в штаб АТО о потере контроля над линией коммуникации. После оценки ситуации, по позициям противника силами артиллерии центрального подчинения был нанесен огневой удар.

Вторая попытка отбить Логвиново

После того как командованию стало известно о потере контроля над ключевым населенным пунктом накануне минских переговоров, Генштаб принял все возможные меры, чтобы исправить ситуацию. Для проведения операции по возвращению Логвиново были задействованы все подразделения, которые можно было перебросить в логвиновский коридор в течение нескольких часов.

Группировка сформированная по состоянию на 10 февраля включала

  • две батальонных тактических группы 30-й бригады,

  • ротные тактические группы 24-й и 92-й бригад,

  • переброшенные из района Донецкого аэропорта сводные группы 79-й и 95-й аэромобильных бригад,

  • подразделение 703-го инженерного полка,

  • взвод батальона Нацгвардии имени Кульчицкого,

  • группы спецназа,

  • несколько подразделений добровольческих батальонов МВД.

Для формирования мобильного резерва сектора «С» из района Мариуполя в район Луганское была передислоцирована 9-я ротная тактическая группа 30-й бригады 15-й мотопехотный батальон.

В ночь с 11 на 12 февраля, в Луганское из Краматорска для руководства сформированной группировкой прибыл начальник штаба сектора «С» генерал Сырский. Штурм был запланирован на 12 февраля, когда в Минске проходило подписание соглашений.

12 февраля после артподготовки в 08:00, штурмовая группа, усиленная шестью танками начала атаку на позиции противника. Выдвижение шло по трем направлениям, фронтально и в обход Логвиново. Около 08.45 подразделения 79-й бригады заняли рубеж по юго-западной окраине Логвиново. В 09.00 прибыл резерв в составе двух штурмовых групп 95-й бригады. Подразделения на восточной окраине Логвиново находились под плотным артиллерийским и минометным огнем противника. Передвижения техники осложнялось в связи с минированием местности.

С 09.00 группы 79-й и 95-й бригад начали зачистку Логвиново. Во время продвижения по населенному пункту противник вел из засад огонь из стрелкового оружия и гранатометов. Около 10.30 противник открыл огонь по украинским подразделениям боеприпасами кассетного типа. Около 12.00 отряд противника – три танка, БМП и грузовые автомобили с живой силой вошли в с. Калиновка. С 12.00 до 15.00 подразделения продолжали под огнем зачистку населенного пункта.

Так как подразделения 24-й бригады, которой была поставлена задача прикрывать штурм города со стороны Калиновки не выходили на радиосвязь, командование группировкой ввело в бой резервную группу 30-й бригады.

Около 14.00 колонна гусеничной техники противника – 8 танков и 3 БМП выдвинулась из района Калиновки в направлении Дебальцево-Логвиново. В 14.30 танки противника развернулись в боевую линию. Используя господствующие высоты, огонь артиллерии и РСЗО, противнику удалось оттеснить подразделения 30-й 79-й бригады от населенного пункта.

Как выяснилось позже, ротная тактическая группа 24-й бригады, которая должна была по замыслу прикрывать штурм со стороны Калиновки и не допустить усиления гарнизона противника, фактически саботировала поставленную задачу. По свидетельствам офицеров штаба, командир роты давал ложную информацию, докладывая командованию об «успехах», а после того как в Логвиново начало прибывать подкрепление противника, перестал выходить на связь. После боя стало известно, что личный состав роты был деморализован и отказался вести боевые действия.

Серж Марко, «Хроника гибридной войны»:

«Именно под Логвиново произошел довольно известный бой, когда экипажу танка удалось в течение нескольких минут уничтожить 3 танка противника, что стало своеобразным рекордом эффективности танкового экипажа в российско-украинской войне. Танковый взвод прикрывал отход группы десантников. В течение боя один из украинских танков уничтожил вражеский танк, однако наехал на минный шлагбаум и подорвался, выжил один лишь человек из экипажа, эвакуированный десантниками. Второй танк во время боя получил попадание и уехал с повреждениями на свое место дислокации. Танк Василия Божко занял скрытую позицию, и когда три танка противника выехали, чтобы расстрелять отъезжающие БТРы десантников, появился из засады и буквально в упор расстрелял три вражеских танка.

Отдельно стоит отметить героизм экипажа БМП 30 бригады, который до последнего прикрывал отход подразделений 79 и 30 бригад. Как говорили участники событий, БМП работала до тех пор, пока не убедилась, что все отошли на безопасное расстояние. БТРы и БМП украинских подразделений при отходе были обстреляны танками 5 ОТБр ВС РФ, но безрезультатно.»

Критическая ситуация сложилась, когда танковый взвод 1-й танковой бригады, использовав все боеприпасы отошел на загрузку боекомплекта. Командир группировки генерал Сырский ввел в бой последний резерв — сводную группу Национальной гвардии(подразделения батальонов им. Кульчицкого и «Донбасс»). Однако численный перевес был на стороне противника. По данным разведки помимо сепаратистских НВФ в Логвиново действовала по меньшей мере одна танковая рота 5-й танковой бригады РФ(Улан-Удэ) – 10 танков и 1 БМП, в целом до 100 военнослужащих.

Около 17.00, по команде руководства АТО подразделения были выведены из Логвиново в район юго-восточнее села Луганское для оборудования новых рубежей обороны.

Последствия потери Логвиново. Изменение оперативной обстановки.

В период между подписанием минских соглашений 12 февраля и датой прекращения огня 15 февраля руководство АТО продолжала предпринимать усилия по возвращению Логвиново. 13 февраля по группировке противника в районе населенного пункта был нанесен массивный артиллерийский удар, в том числе реактивной и ракетной артиллерией. Однако оценив соотношение сил командование от дальнейших штурмов созданного противником укрепрайона отказалось.

Потеря контроля над Логвиново не позволила произвести плановую ротацию дебальцевской группировки, хотя силы и средства предназначенные для этого уже находились в районе Бахмута (Артемовска). В последующие дни с целью прикрытия рубежа Светлодарск – Луганское — Мироновский, а также для обеспечения коммуникации с дебальцевским плацдармом по логвиновскому коридору на базе сводной группировки, собранной для возвращения Логвиново, была сформирована тактическая группа «Барс» которая находилась в подчинении генерала Сырского.

Серж Марко: «Хроника гибридной войны»

«Основу обороны составляла 3 танковая рота 1 танковой бригады, которая в своем составе имела 8 танков Т–64 БМ «Булат». Рота прибыла на позиции и приступила к инженерному оборудованию рубежа на южной окраине поселка Луганское. ГМЗ–2 сводного инженерного отряда 703 инженерного полка выставили минное поле перед позициями танковой роты. Фланги были прикрыты дистанционно установленными минными полями с помощью универсальных заградителей. В качестве мобильного резерва использовалась 1 танковая рота 14 механизированной бригады и подразделение 95 ОАЭМБр. Так же была привлечена маневренная артиллерийская группа в составе 4 единиц РСЗО «Ураган» и 4 единиц «Мста–С» артиллерии 30 механизированной бригады, а также артиллерийских подразделений, подчиненных непосредственно штабу АТО. Подразделения Национальной гвардии батальонов имени генерала Сергея Кульчицкого и «Донбасс» составили противодиверсионный резерв. Для ведения разведки были привлечены группы разведчиков 3 и 8 СпН.»

С огромными трудностями и рисками, а порой и потерями, но сообщение с дебальцевской группировкой продолжало осуществляться, что полностью дезавуирует российский пропагандистский миф о «дебальцевском котле». Колонны двигались в обход Логвиново по маршруту Дебальцево — Нижнее Лозовое – Мироновский, используя складки местности. Группа «Барс» обеспечивала проведение конвоев с боеприпасами, продовольствием, материально-техническими средствами, доставку личного состава и эвакуацию раненых.

В последствии группа «Барс», сохранив боеспособность и управляемость, обеспечивала выход украинских войск из района Дебальцево и удержание плацдарма общей площадью 160 км².