Иловайская трагедия, версии.

Расстрел сводной украинской колонны в районе села Красносельское утром 29 августа 2014 года был положен в основу мифа об «Иловайском котле». В непропагандистских источниках это событие называют более точно — иловайской трагедией. Самое большое число единоразовых потерь, большое количество бойцов добровольческих батальонов, последующее муссирование этого инфоповода в интересах противоборствующих внутриполитических сил Украины привели к тому что сегодня подавляющее большинство людей стойко ассоциирует военную кампанию российско-украинской войны 2014 года с «иловайским котлом», при этом не зная о других, происходивших в то же самое время событиях, игравших не менее важную роль.

Распространенные версии событий

Существует несколько общепринятых версий произошедшего.

Согласно официальной позиции Кремля, была якобы достигнута договоренность о «зеленом коридоре», через который украинские военные будут выходить без оружия. Так как это условие было нарушено, «ополченцы» открыли огонь.

В типовом изложении участника вторжения эта версия звучит так:

«Был конкретный ультиматум – оставляете на месте всё тяжёлое вооружение и технику, и на автотранспорте в определённом порядке выходите. Но вместо этого они начали играть в крутых рейнжеров. Выстраивать колонны на прорыв – с танками, бэтээрами, САУ. Всё, что не могли вывезти, начали сжигать и выводить из строя. Мы за всем этим внимательно наблюдали. Разведка постоянно докладывала. Ещё раз вышли на них – не хитрите! Хотите жить, выполняйте условия, выходите, как определено – днём, без тяжёлой техники, по согласованию и под контролем. Всех выпустим! Они опять «Да! – Да!» но, как начало смеркаться, рванули на прорыв, ну, собственно, и получили. Почти никто не ушёл. Такой бессмысленной гибели людей я себе представить не мог. Дорога смерти какая-то…»

Однако российская пропаганда умалчивает о том, что все предложения Кремля носили не договорный, а декларативный характер. К тому же по состоянию на вечер 28 августа по ситуации в Иловайске независимо действовало три центра принятия решений: Президент и его администрация, штаб АТО, и командование заблокированной группировки, которые вели несогласованные переговоры с представителями противника каждый на своем уровне.

По официальной версии военно-политического руководства Украины, расстрел был заранее спланированной ловушкой, в которую украинских военных завели целенаправленно и намерено с целью оказания психологического давления на социум и руководство страны.

Анализ Министерства Обороны Украины:

“Офіцери ЗС РФ неодноразово відтягували час проходу через так званий «зелений коридор». Лише потім стало відомо, що цей час був потрібен ЗС РФ для інженерного облаштування засідок, з яких розстріляли наші колони.

Зрештою, російське командування підтвердило вихід сил АТО з зачохленим озброєнням. За цей час підрозділи збройних сил Російської Федерації зайняли вигідні позиції та під час виходу, і впритул розстріляли колони українських військ, які виходили з Іловайська. “

Наиболее распространенной и, вместе с тем, наименее обоснованной версией является т.н. «предательство украинских генералов», которые якобы привели к произошедшей трагедии своей некомпетентностью и «злым умыслом». Эта «версия» опирается на алармистские сообщения в соцсетях, которые распространялись в конце августа и субъективные воспоминания очевидцев. В последующем, с лета 2015 года она была поддержана несколькими оппозиционными украинскими СМИ.

Вот типичный пример подобных, не подтвержденных ничем либо искажающих факты заявлений, где превалируют эмоции и ярлыки.

Журналист Бутусов:

«Вопреки всей чудовищной и подлой лжи официальной пропаганды, которую распространяют высшие должностные лица, включая самого на тот момент командующего АТО Муженко, приказ атаковать отдал именно он, и когда будет суд, это будет очевидно.»

На сегодняшний день практически все публикации, мнения и оценки доступные широкой аудитории являются интерпретациями этих трех версий, либо полемизируют с ними. Однако углубленный анализ в контексте всех происходивших в то же время событий позволяет представить несколько иную версию произошедшего.

Почему российская сторона неожиданно изменила условия?

Точкой отсчета последующих событий следует считать публикацию обращения Путина, выложенную в сеть Интернет в 1.00 29 августа 2014 года. Время публикации этого обращения не случайно. Оно появилось после того как около 22.30 28 августа (за полтора часа до этого) в телефонных переговорах с руководителем АТО генералом Муженко первый заместитель НГШ РФ в одностороннем порядке заявил, что условия выхода изменились — он будет возможен только без оружия, и получил отказ.

Почему условия со стороны России неожиданно изменились, причем настолько, что их пришлось «подкреплять» ночным заявлением Путина, в котором о сдаче и разоружении нет ни слова?

Российская сторона это объясняет якобы тем, что требование выходить без оружия было выдвинуто изначально, украинская позиция — что это были намеренные действия с целью заманить окруженную группировку в ловушку и уничтожить.

Однако наиболее вероятным представляется, что действия российского руководства были вызваны тем, что уже 28 августа между высшим командованием и командирами действовавших в районе Иловайска подразделений российских сил вторжения и сепаратистских НВФ была потеряна эффективная коммуникация.

Обоснованием этой версии, помимо главного знакового события — собственно самого ночного обращения Путина, служат два факта.

Первое — уничтожение группы управления ГШ РФ 26 августа. Анализ последующих событий показывает, что российские и сепаратистские подразделения, сосредоточенные к тому времени на позициях вокруг Иловайска в районах населенных пунктов Харцизск, Моспино, Грабское, Кутейниково, Комсомольское действовали разрозненно, отчасти дезориентировано, а их командиры не понимали, каких ждут от них действий и решений в Кремле. Эта нерешительность и выразилась в том, что парламентеры российской стороны вели себя крайне неуверенно, и на протяжении двух суток несколько раз меняли решения и условия выхода.

Второе — роль, которую сыграли мощные артиллерийские удары, которые проводились силами АТО по всему району боевых действий, известные как огневой коридор.

Серж Марко «Хроника гибридной войны»

«Еще до начала переговоров о выходе из окружения, предвидя возможную необходимость пробиваться с боем и в связи с недосягаемостью объектов противника для остальных огневых средств, были спланированы удары вдоль маршрута выдвижения подразделений по местам вероятного расположения противника (господствующие высоты, курганы, перекрестки дорог и т. д.)»

Интенсивные обстрелы вражеских колонн, позиций и районов сосредоточения проводились с начала вторжения 24 августа, и в ряде случаев (дебальцевское направление, Новосветловка, Новоазовск) привели к единоразовым потерям противника, сопоставимым с числом погибших украинских бойцов под Иловайском. А в день выхода группировки штаб АТО спланировал и осуществил несколько эффективных артналетов именно в этом районе.

Михаил Жирохов, «Боги гибридной войны»

«29.08.2014 года, в связи с недосягаемостью объектов противника для остальных огневых средств, во время выхода из Иловайска 1 РДН 19 РБр и 1 РЕАДН 107 РЕАП выполняли задачи по поддержке подразделений ВСУ и МВД, обеспечению их продвижения путём создания «огневого коридора». Были спланированы удары вдоль маршрута выдвижения подразделений по местам вероятного расположения противника (господствующие высоты, курганы, перекрёстки дорог и т.д.) с южной стороны – для 1 РДН 19 РБр, с северной стороны – для 1 РЕАДН 107 РЕАП. Огонь открывался по вызову. В ходе этого были выполнены более 12 групповых и одиночных ракетных ударов с использованием от 1 до 4 установок «Точка» и примерно 15 огневых ударов РСЗО «Смерч» с использованием от 1 до 3 боевых машин».

Сосредоточенные под Иловайском российские и сепаратистские подразделения с 26 числа находились под интенсивным огнем артиллерии и несли большие потери. 29 августа по их позициям было нанесено несколько ударов, результаты которых российская сторона тщательно скрывает.

С учетом специфики мышления среднего командного звена можно сделать вывод, что российские командиры батальонных и ротных групп находились под психологическим прессингом и откровенно боялись прорыва украинских сил с боем, что и вызвало с их стороны требование выхода без оружия.

Личный состав находящихся там подразделений был сильно деморализован потерями, которые помимо психологической подавленности и страха вызвали массовое состояние немотивированной агрессии.

Таким образом 29 августа уцелевшее российское военное руководство, непосредственно обеспечивающее коммуникацию сил вторжения с Кремлем оказалось в крайне сложном положении.

Судя по обращению, Путин планировал выпустить группировку, заблокированную в районе Иловайска «любой ценой» – ему было политически выгодно сесть за стол переговоров с имиджем «гуманиста и миротворца» – это могло повлиять на позицию глав европейских государств и ослабить международную поддержку Украине. Российский президент, вероятно поняв, что теряет контроль над ситуацией, на самом деле озвучил не прокламацию, а конкретную инструкцию для находящихся в районе Иловайска сил «через голову» своего военного руководства.

С другой стороны, российские командиры, деморализованные и озлобленные эффективными украинскими артналетами, не желая подвергать себя риску уничтожения, вероятно под угрозой выхода из подчинения требовали от переговорщиков разоружить выходящие украинские подразделения.

Отчасти эту версию подтверждает уже упомянутый факт, на который кроме генерала Муженко никто не обратил внимания. Начальник ГШ РФ генерал Герасимов фактически командовавший действиями группировки вторжения, с которым руководитель АТО контактировал в конце августа несколько раз до и после 29 числа(по вопросам обеспечения эвакуации многочисленных убитых и раненых российских военнослужащих из районов боевых действий) в эти три дня «находился в командировке» в Китае, и все переговоры по Иловайску вел его заместитель.